Новости

07 ноября 2014 Новости

Строить - не перестроить

О стройках XXI века, настоящей роскоши, путешествиях к полюсам и идеальной обстановке для размышлений On Air рассказал 33-летний бизнесмен и генеральный директор Svitland Development Limited в Беларуси и Литве, Иосиф Фридман.

журнал «OnAir», Наталья Провалинская, №11 (60) 2014

– Бизнес-хватка – это у вас с детства? Помните свои первые сделки?

– Я начал работать в 9 лет, как сейчас помню – с двоюродным братишкой мыли окна машин на перекрестках. И это не потому, что у нас были очень бедные семьи (хоть мы и эмигрировали из СССР), а из-за желания быть финансово независимым. Мыл подъезды, работал в детских лагерях, в фотомагазине, клерком в банке, в колл-центре – всего и не вспомнишь. То на каникулах, то после школы.

– Пахнут ли деньги?
– Деньги пахнут. Чистое имя – это самое ценное, что у меня есть, его я могу оставить потомкам с чистой совестью. Похвастаюсь, что за мою 11-летнюю карьеру в сфере недвижимости ни один человек не мог бы сказать, что я его обманул, получил откат или взятку. Прозрачность работы – это «красная черта», через которую я не могу переступить.

– А есть ли какой-то потолок заработка, после которого можно удалиться на покой?
– Никогда не думал о потолке. Я с большим удовольствием прихожу на работу каждое утро, и это само по себе дорогого стоит. Мне очень нравится строить, а еще больше – хорошо строить. Приятно, когда клиенты благодарят нас, за то, что мы построили. Наша политика – еще и в том, что руководство компании не прячется за бетонной стеной. Когда мы вручали ключи от квартир в нашем первом доме, я был на церемонии и общался с жильцами. Они могли о чем-то просить или на что-то жаловаться, но, как ни странно, практически 99% людей подходили просто сказать «спасибо». Это очень важная вещь, это дает силу и мотивацию продолжать.

 
– Азарт в бизнесе сопоставим с игровым?
– Я посещал лучшие казино мира, но никогда в них не играл. Люблю покер, у меня есть покерный набор, иногда встречаемся с друзьями и играем ради интереса. Это для меня максимум азарта в игорной части. А вот азарт в бизнесе – совсем другое дело, без него бизнес был бы просто парализован. Даже рыбак рискует: вдруг сегодня будет плохой улов, а он уже потратил деньги на солярку для лодки? Именно поэтому бизнес-азарт должен быть тщательно взвешен, тут нужна холодная голова.


– Как нужно строить в XXI веке, а как – не нужно?
– Взгляните в окно: во-он там мы видим новенький дом, который вот-вот достроят. Повернем голову немного вправо – и там такой же дом, но ему лет 30-40. Раз они выглядят совершенно одинаково, значит, что-то здесь не так. Архитектура, технологии и материалы устаревают вместе с эпохой, и они должны обновляться. Нужно менять и сам подход к проектированию. Например, интересна разница между израильским и белорусским подходом к созданию планировок. Белорусы сначала проектируют облик здания, а потом уже – внутреннее пространство подъезда и квартиры. Израильтяне же сначала проектируют квартиру, потом этаж, потом подъезд, а потом – придают всему этому внешний архитектурный облик. В итоге у нас продуманные площади, нет ненужных коридоров, хорошие виды, достаточно солнца. В целом нет свода правил по строительству в XXI веке, надо просто идти в ногу с современными технологиями и отслуживать новые тенденции. Везде и во всем должно быть движение вперед.


– В чем разница между элитным и «псевдоэлитным» жильем?
– В Минске я не встречал пока что элитных районов в том понимании, в каком они существуют в моей голове. Честно говоря, нам хотелось бы поменять здешний взгляд на то, как должно выглядеть жилье в современном мире. К примеру, один из наших жилых комплексов мы проектировали два года – не из-за бюрократии, а чтобы продумать каждую мелочь. Где поставить велосипед и коляску? Как мама попадет в квартиру с пакетами без прохождения полосы препятствий? Где ей позаниматься пилатесом и аэробикой вместе с соседками? Где бизнесмен, которому нужно остаться дома, сможет провести деловую встречу? Где человеку хранить свои покрышки, лыжи, санки? Где припаркуется грузовик, который приведет мебель для ремонта? Последнее тоже очень важно: представьте себе, 500 квартир заселяются и ремонтируются  одновременно! Обычно застройщик не думает об этом: мол, к этому времени я уже продам все квартиры и буду таков. И еще вопрос: где дети будут играть зимой и летом? Как молодого отца меня очень беспокоит тенденция, когда дети целый день сидят дома с электронными девайсами! Например, мы спроектировали Клуб жильцов, здание, где среди прочего будет и детская игровая комната. Жилье нельзя считать элитным, если хотя бы один из этих вопросов «повисает в воздухе».


– С элитным жильем понятно, а вот может ли «панелька» в спальном районе быть лучше, чем она есть?
– Конечно, но это вопрос не денег, а продуманности. Любой панельный дом можно улучшить. Например, в нашем новом проекте мы приняли решение, что «отменяем» однокомнатную квартиру на первом этаже, чтобы сделать колясочную и велосипедную, на нас смотрели, как на идиотов: зачем это надо, если можно продать «лишнюю» квартиру! В итоге получилась панелька, но с хорошими лифтами (не хотелось, чтобы жильцы шли на 19 этаж пешком), колясочной, консьержем, парковкой со шлагбаумами, игровой площадкой, веб-камерами во дворе. Мама может отпустить ребенка играться во двор и приглядывать за ним с помощью планшета. Все можно сделать лучше, интереснее и современнее. И это в любом бизнесе, не только в строительстве. Я бы сказал, что это во многом зависит от политики компании, от желания и от любви к тому, что ты делаешь.


– А как выглядит ваш собственный идеальный дом?
– Мой дом – это те, кто в нем живет. Для меня важна атмосфера, мы с женой очень любим друзей и посиделки; важно, чтобы дом был уютен, продуман, практичен. Никогда не буду жить в четырехэтажном доме, спускаться на 40 ступенек за стаканом воды.


– Вы не раз говорили, что ветхий жилой фонд в Минске пора заменять новым. А вот, скажем, Осмоловка с двухэтажными «сталинками» за Оперным театром: кто-то называет ее первым элитным кварталом в городе, кто-то – бараками. Пора ли все сносить и строить там высотки?
– Очень важно уважать свою историю. Если здание имеет историческую ценность – его нужно сохранить. В Минске хватает пятиэтажных хрущевок и индустриальных зон, которые можно сносить с чистым сердцем. У Осмоловки в Минске все-таки есть история. В этом случае я всегда выступаю за некое креативное комплексное решение. Думаю, что хороший застройщик смог бы найти оптимальное решение по сохранению и исторической части района и, если хотите, его обновлению.  Я немало путешествую, по работе и для души, и мне очень нравятся города, где соседствуют здания 300-летней давности и ультрасовременные постройки. К примеру, в центре Буэнос-Айреса еще недавно располагался заброшенный, грязный старый порт. Его могли полностью разрушить, но вместо этого привели в порядок, сохранив бараки в два-три этажа, даже портовые подъемные краны покрасили и подсветили. И теперь это изюминка города.


– А случается, что в Тель-Авиве историческое наследие идет под снос?
– Взять центр Тель-Авива: рядом с нашим главным офисом – старые 2- и 3-этажные постройки, которым 140 лет. Еще 10 лет назад это была некрасивая заброшенная территория. Долго спорили, что с ней делать, и решили сохранить каждое здание! Причем первая линия домов стояла на строящейся трассе, и эти здания несколько лет двигали вместе с фундаментом (это очень дорогостоящие голландские технологии), чтобы сохранить историю. Теперь там галереи, бутики, рестораны, парки, музеи, а вокруг – современные здания, некоторые – по 50 этажей. Весь ансамбль выглядит очень гармонично и стильно, он невероятно красив! Блестящий пример, как можно сохранить архитектуру, создав современный район. По-моему, похожую изюминку можно сделать и из Осмоловки.


– Почему из белорусской идеи насчет городов-спутников пока ничего не выходит, хотя в Израиле они развиваются очень успешно?
- Идея сама по себе очень правильная. Я сам живу в Израиле в городе-спутнике, за 20 минут добираюсь до центра Тель-Авива (если пробки, то за 40). Это хорошо работает не потому, что население заставили жить в городе-спутнике, а потому, что люди сами захотели там жить. Потому, что там очень хорошие школы, очень много зеленых зон, десятки и сотни кружков для ребенка за очень умеренные деньги. Хоть город небольшой – около 70 000 человек, там есть три огромные открытые спортивные зоны, которыми население может совершенно безвозмездно пользоваться. Еще подростком я любил там побегать или поиграть в баскетбол. Сегодня это то, чего не может предложить Тель-Авив, потому что там попросту нет места. А вот по деньгам это вовсе не дешевле, чем Тель-Авив. Для того, чтобы города-спутники стали такими же популярными в Беларуси, как и в других странах, необходимо в первую очередь решить вопрос с инфраструктурой. Необходимо вложение государственных средств в инженерные сети и объексты социальной инфратсруктуры. Частные застройщики просто не могут провести все сети самостоятельно, это в разу увеличит себестоимость строительства жилья. Должна быть проведена серьезная совместная работа в этом направлении.


– Чему эквивалентна роскошь – этажности дома, выдержке вин в домашнем погребке?
– Нет, это не длина авто, не высота дома, не ширина бассейна. Для меня роскошь – это свободное время со своими близкими, с дочкой, женой и мамой, с друзьями. Меня трудновато удивить дорогими часами или авто. А вот найти время слетать с женой на мюзикл в Лондон – это роскошь. При этом мы поселимся в простенькой гостинице и будем ездить на метро.


– Какая из ваших поездок оказалась самой захватывающей дух?
– Три недели в антарктической экспедиции, на старом советском корабле. Высаживались на берег в специальных лодках-«зодиаках». В Антарктике очень жесткие правила охраны экосистемы,  перед высадкой на берег нужно проходить определенные гигиенические процедуры, надевать спецодежду, специальные сапоги. Нельзя даже сходить в туалет на суше: нужно сесть в лодку и вернуться на корабль.


– А главное, никакой связи с миром...
– Иногда очень полезно побыть в изоляции, отрешиться. Для этого есть и более простые способы: 3-4 раза в неделю я плаваю в бассейне. Это 60 минут под водой, наедине с собой, без телефона, без сотрудников, без семьи. Тебе ничего не мешает, никаких интершумов. Очень много хороших идей приходит на ум в такие минуты. К слову, когда разных креативных людей опрашивали на тему «Где вам в голову приходит больше идей?», на первом месте оказался душ.


– Если бы завтра же улетали на неделю-другую в какой-нибудь медвежий угол планеты, чтобы побыть в изоляции, какую книгу прихватили бы?
– Очень люблю биографии японских бизнесменов. Их стиль ведения бизнеса, отношение к жизни, окружающей среде, людям мне очень по душе. Взял бы с собой  биографию создателя империи Panasoniс Коносуке Мацусита. Очень много заимствую оттуда для личной и профессиональной жизни, даже в Беларуси мы используем определенные японские принципы. Например, относимся к бизнес-партнерам с большим уважением. Даже если устно о чем-то договорились и пожали руки, они знают, что нашему слову очень высокая цена.


– Есть ли у вас планы, отложенные до более спокойных времен – скажем, до пенсии?
– У меня уйма примеров людей, которым за 70, а они и близко не думали о пенсии! Скажем, последний президент Израиля в свой 91 год говорит, что на пенсию не собирается. Конечно, у меня есть дела, которые я отложил на потом, хотелось бы заняться ими, когда будет больше времени. Уехать с семьей в Австралию на месяц-два, купить там дом на колесах и хорошенько поколесить. Непременно хочется побывать на северном полюсе. Но, если честно, я не собираюсь дожидаться старости, чтобы все это воплотить.

 
Yandex.Metrica